Как идет инвентаризация «теневых» строений

С 1 сентября сегодняшнего года в Подмосковье идет инвентаризация недвижимости, зарегистрированной по закону о дачной амнистии. Сотрудники территориальных отделений БТИ приходят на дачные и садоводческие участки и оценивают дома, гаражи, сараи. Как происходит этот процесс в Дмит-ровском районе, выясняла газета «Подмосковье».

Садоводческое приятельство «Яхрома-1». Оценщики тут уже побывали.

- Мы их издавна поджидали, – гласит местная жительница Тамара Смирнова. – Нашего председателя несколько месяцев вспять пригласили в администрацию Дмитровского района. Произнесли, что скоро начнется кампания по инвентаризации недвижимости. Ожидайте, мол, гостей. И вот они явились, да не одни, а с работником администрации сельского поселения Рогачевское. Разлюбезные, максимально деликатные. Моя соседка Роза даже пригласила их на чай, чтоб пообщаться дольше.

- По-разному встречают наших служащих. Кто-то угощает их чаем, кто-то добрит новоиспеченными пирогами. А вот садоводы Икши обвалились с градом упреков, заученно повторяя газетные заглавия: «Дачная репрессия!», «Налоговая ловушка!». Мои коллеги в ответ расслабленно приводили числа и факты. Называли, как говорится, стоимость вопроса. За домик площадью в 50 квадратных метров пенсионерам не придется платить ни копейки, а людям во цвете лет - 200 рублей в год. И страсти начали стихать, – поведала «Подмосковью» директор дмитровского филиала ГУП МО «МОБТИ» Лариса Гаврилова.

1 сентября 2006 года вступил в силу Федеральный закон № 93 «О внесении конфигураций в некие законодательные акты РФ по вопросу дизайна в облегченном порядке прав людей на отдельные объекты неподвижного имущества». Он освободил хозяев земляных участков и строений, находящихся в «тени», от необходимости маяться в очередях в разных конторах, опустошать свои кошельки за их дорогостоящие услуги. Сдай в местный орган Росреестра уведомительную декларацию, сколько у тебя соток земли, какого размера дом, сарайчик, гараж – и твое право принадлежности записанно. Автоматом это достояние, если пользоваться юридическим термином, стало объектом налогообложения.

Но за прошлые 5 лет и два месяца квитанцию от налоговиков не получил ни один владелец умеренной дачи либо 3-этажного дворца. Так как в декларации не указана их инвентаризационная цена. А означает, фискальным органам не из чего высчитать величину налога.

Этот очевидный огрех законодателей и обязаны сейчас устранять сотрудники территориальных отделений МОБТИ и органов местной власти за счет средств бюджета области и муниципалитетов.

В Дмитровском районе «легализовано» выше 15 тыщ серьезных строений. Инвентаризованы 6200. Другие предстоит оценить к 15 декабря. Чтоб в марте следующего года обладатели недвижимости получили 1-ые квитанции на уплату налога за сегодняшний год.

Как сотрудники БТИ определяют цена строений на дачном участке?

- По методике, утвержденной правительством РФ. Она сложная, без помощи других владельцу оценить собственный дом не получится. Так что это благо, когда наши работники приходят в садоводческие приятельства сами. Они учитывают такие характеристики: из чего построен дом – из вагонки, бревна либо красноватого кирпича, сколько этажей, каковы общая площадь и степень износа. Меж иным, встречаем на грядках «небоскребы». Они если и зарегистрированы, то как 3-этажные, на одну семью. И тоже находятся в налоговой «тени». Очевидно, инвентаризационная цена серьезного строения зависит и от месторасположения дачи. Одно дело, когда на Рублевке, другое – на окраине нашего района, третье – в Лотошино, – ведает Лариса Гаврилова.

Гаврилова отметила, что ее коллеги всегда берут нижнюю шкалу оценочной цены. Заносят в справки такие суммы: инвентаризационная цена садовых домов – от 40 тыщ до 1 миллиона рублей, жилых – от 2 до 7 миллионов. Фазенда площадью 50 квадратных метров оценивается в 200 тыщ рублей. С нее, как и с других объектов ценой до трехсот тыщ рублей, начисляется налог 0,1 процента от инвентаризационной цены. «Потянул» дом на 500 тыщ – от 0,1 до 3 процентов, выше, чем полмиллиона, – от 0,3 до 2.

Инвентаризация пришлась не на самое наилучшее время года. И дело не в погодных критериях – многие дачники разъехались до весны. Приехали оценщики на участок, а двери ворот заперты. Что делать?

- Бывает и так, что хозяева дома, лицезрев незваных гостей, наглухо запирают ворота. Напоминают: это их собственность. Понимают, что раз дом будет оценен, придется платить налог на неподвижное имущество. Наши работники достают лазерную рулетку, поднимают ее над забором и получают четкий «портрет» хоть какого строения, – объясняет директор дмитровского филиала ГУП МО «МОБТИ».

- А если владелец не согласится с оценкой «через забор»?

- У него есть право написать заявление нам – вызвать оценщика. Правда, тогда придется раскошелиться. На данный момент работу наших служащих оплачивают администрации поселений, с ними мы заключили контракт: по 100 рублей за каждую справку.

Члены садоводческих приятельств высказали корреспонденту «Подмосковья» тревогу: «Не пустили проверяющих на участок, так как боимся: зарегистрировали дом по упрощенке в 2007-м, налог не платили, взыщут с нас средства за все эти годы да к тому же штраф наложат». В ответ я цитировал ответ сейчас уже бывшего заместителя председателя правительства Столичной области Дмитрия Куракина: «Чтобы налагать штрафы за прошедший период, необходимо знать инвентаризационную цена строения, животрепещущую для прошедшего периода. Если ее не было, обладатель формально не является должником».

По подсчетам Министерства имущественных отношений Столичной области, сбор от 250 тыщ выведенных из тени строений должен составить порядка 100 миллионов рублей. Поступят они в казну муниципалитетов. Для их это большая сумма. Средства пойдут на содержание школ и больниц, ремонт дорог, по которым ездят дачники, на вывоз мусора. От уплаты налога на неподвижное имущество освобождаются пожилые люди, инвалиды I и II групп, инвалиды с юношества, чернобыльцы, военнослужащие, в том числе те, что в припасе, имеющие 20-летний стаж военной службы, наши граждане, служившие в Афганистане, предки и супруги погибших при выполнении военных обязательств.